Катострофа на острове Тенерифе

В этот день в аэропорту Лас-Пальмас был совершён террористический акт. Террористы взорвали в зале ожидания аэропорта бомбу, акт не повлёк человеческих жертв (лишь несколько пассажиров были легко ранены осколками разбившихся стёкол), однако администрацией аэропорта из-за опасений повторных терактов было принято решение закрыть терминал. В результате единственным аэропортом, подходящим для приёма крупных широкофюзеляжных самолётов, стал аэропорт Лос-Родеос. Рейсы 4805 и 1736 были одними из многих в тот день, которые были вынуждены совершить посадку в Лос-Родеос вместо запланированной посадки в Лас-Пальмас. Опытнейший капитан лайнера «Пан Американ» Виктор Граббс при подлёте к Канарским островам имел достаточный запас топлива и для комфорта пассажиров предпочитал не совершать посадку в аэропорту Лос-Родеос, а остаться в зоне ожидания до открытия аэропорта в Лас-Пальмас-де-Гран-Канария, но вынужден был подчиниться приказу диспетчера и приземлиться на острове Тенерифе. В результате закрытия крупнейшего аэропорта Лас-Пальмас аэропорт Лос-Родеос оказался перегружен. Самолёты, ожидающие открытия Лас-Пальмас, заняли все стоянки. Боинг-747 авиакомпании KLM, выполняющий рейс 4805, находился ближе всего к порогу взлетно-посадочной полосы 12, за ним стояли Боинг-737, Боинг-727, Douglas DC-8; Боинг-747 авиакомпании «Пан Американ» рейса 1736 занимал последнюю позицию. После почти 4-часового ожидания аэропорт Лас-Пальмас начал принимать рейсы. Экипаж «Пан Американ» был готов к немедленному вылету и запросил диспетчерское разрешение на взлёт, однако не смог выполнить необходимые манёвры по выруливанию на взлётную полосу, поскольку был блокирован Боингом компании KLM и заправочным автомобилем: капитан KLM решил дозаправиться, чтобы сэкономить время в Лас-Пальмас. Стоит отметить, что для работников авиакомпаний установлен жёсткий трудовой кодекс. Продолжительность рабочего времени пилотов строго регламентирована. Во время сеанса радиосвязи с Амстердамом командиру ван Зантену было приказано осуществить вылет до 19:00 по местному времени или, в противном случае, дожидаться утра. Пилоты были заинтересованы в скорейшем отдыхе и завершении полётов. Следуя инструкциям диспетчеров, Боинг KLM проследовал в конец основной взлётной полосы и развернулся на 180 градусов (этот манёвр является трудным для Боинга-747 на узкой полосе), после чего остановился. Капитан KLM перевёл двигатели на малый газ, доложил о готовности к взлёту и стал ожидать дальнейших инструкций от диспетчерской вышки управления воздушным движением. Во время руления погода ухудшилась. Туман ограничивал видимость 300 метрами. Аэропорт Лос-Родеос всегда отличался непредсказуемыми погодными условиями. Это обусловлено нахождением аэропорта между двух гор и тем, что аэропорт располагается на высоте 700 метров над уровнем моря. Командир Боинга «Пан Американ» почти сразу же получил указания рулить вслед за Боингом KLM, им было приказано следовать по той же взлётной полосе и свернуть на рулёжную дорожку C3, после чего двигаться по главной рулёжной дорожке к началу ВПП. Однако, достигнув дорожки C3, экипаж «Пан Американ» отметил, что для того чтобы свернуть на неё, им нужно повернуть на 135°, что невозможно для Боинга-747 на столь узкой полосе. Экипаж решил, что диспетчер приказал им свернуть на дорожку C4, которая находилась дальше по ВПП и требовала поворота лишь на 45°, хотя диспетчер ясно приказал сойти на C3. В это время видимость упала до 100 метров, и экипажу «Пан Американ» было сложно определить рулёжную дорожку. Осевые огни, определяющие границы взлётно-посадочной полосы и рулёжных дорожек, не работали. Диспетчер вышки управления воздушным движением говорил с сильным испанским акцентом, экипаж «Пан Американ» и экипаж KLM по нескольку раз переспрашивали и уточняли команды диспетчера. Не было согласованности в переговорах, пилоты «Пан Американ» и KLM встревали в разговор и перебивали друг друга. В то время как Боинг «Пан Американ» проехал мимо рулёжной дорожки C3, на которую ему было указано повернуть, Боинг KLM уже был готов к взлёту, и второй пилот KLM сообщил диспетчеру о готовности и запросил разрешения на взлёт. Экипаж KLM воспринял эту инструкцию по набору высоты и последующему занятию коридора как фактическое разрешение на взлёт. Второй пилот повторил инструкцию диспетчеру обратно, невнятно добавив в конце «мы на взлёте». Диспетчер понял этот ответ как подтверждение того, что экипаж готов к взлёту, и сказал «O.K.», что подтвердило заблуждение экипажа о том, что разрешение получено. Сразу после этого диспетчер добавил «будьте готовы к взлёту, я вас вызову». В этот же момент экипаж «Пан Американ» сообщил диспетчеру о том, что они ещё не ушли со взлётной полосы. Любого из этих сообщений было бы достаточно для экипажа KLM для осознания своей ошибки, однако из-за интерференции сообщения наложились друг на друга и не были слышны в кабине KLM. В то время как Боинг KLM начал взлёт, диспетчер проинструктировал экипаж «Пан Американ» сообщить ему, когда взлётная полоса будет свободна. Услышав эту фразу, бортинженер KLM выразил пилотам свою озабоченность, что возможно «Пан Американ» ещё не ушёл с полосы, однако капитан KLM, сфокусировавшись на взлёте и считая, что они уже получили разрешение взлетать, раздражённо ответил, что всё в порядке, и продолжил взлёт. Через 14 секунд произошло столкновение.

Капитан Граббс, командир «Пан Американ», обнаружил приближающиеся огни Боинга KLM за 700 метров до него. Он немедленно дал полный газ и попытался уйти влево с взлётно-посадочной полосы. По расчётам следственной комиссии, для завершения этого манёвра ему не хватило 10 секунд. Капитан KLM, разглядев пытающийся съехать с взлётной полосы Боинг, резко потянул штурвал на себя и попытался оторвать машину от земли. В результате этого Боинг KLM ударился хвостом о землю и 20 метров волочил его по земле. Тем не менее капитану KLM удалось взлететь, но высота была недостаточной, и KLM стойками шасси в буквальном смысле слова вскрыл фюзеляж Боинга «Пан Американ», образовав гигантскую дыру. Весь салон первого класса, располагавшийся на втором этаже Боинга «Пан Американ», разрушился, хвостовая часть отломилась. Нос «Пан Американ» воткнулся в край ВПП, и оставшиеся в живых спрыгивали вниз на траву через разломы корпуса. С левого борта все ещё работали двигатели, возник пожар и происходили взрывы. При ударе основные стойки шасси борта KLM были срезаны. Воздушное судно упало обратно на ВПП примерно через 150 метров от места столкновения. Оно скользило ещё 300 метров, после чего завалилось вправо, повернувшись по часовой стрелке на 90 градусов. На месте крушения моментально вспыхнуло сильное пламя. Все 234 пассажира и 14 членов экипажа, находившиеся в Боинге компании KLM, погибли. Из 396 человек, находившихся на борту Боинга «Пан Американ», 326 пассажиров и 9 членов экипажа погибли при ударе или в огне. Так как носовая часть самолёта мало пострадала, среди спасшихся (61 человек) оказались капитан, второй пилот и бортинженер.


All rights reserved. 2011-2012.  Количество посещений: система Orphus